История одной лошади

История одной лошадиМне хочется рассказать о лошади, которая была в моей жизни... Безумно тяжело. Она навсегда останется в моем сердце. Я вспоминаю ее, и мне становится безумно тоскливо. Вот и сейчас я пишу эту заметку, смотрю ее старые фотографии, и в глазах появляются слезы. Мне больно, что ее уже нет, но я счастлива, что смогла обеспечить ей достойную старость, похоронила ее, как хоронят чемпионов, и до последней секунды была с ней.

Я была последним всадником. из   которого эта необыкновенная по душе, внешности и боевому характеру лошадь сделала спортсмена.

Всю свою жизнь, за исключением старости, Боксировка жила и выступала в ДЮСШОР по конному спорту г. Екатеринбурга. Попала она туда в 1987 году, благодаря Николаю Михо. Ему было поручено приобрести для открывшейся конно-спортивной школы партию лошадей на конном заводе имени Первой конной армии Ростовской области. Он взял молодых буденовцев трек лет, и Басю (она была на год старше и в отличие от всех не заезжена). Говорят, что эту лошадь дали в качестве довеска, так как она была одноглазая и, якобы не представляла ценности для завода. Готовя этот материал, разговаривая с людьми, которые в те годы работали и занимались в школе. Они рассказали мне другую версию. На самом деле Николай Михо купил ее вместе с другими, но лично себе на командировочные деньги. Он долго уговаривал работников завода, в итоге она была переведена в ремонтный состав, забрал ее Н. Михо прямо из табуна. А оказалась она в числе школьных лошадей после довольно неприятного инцидента. Из партии привезенных лошадей пала от колик одна из кобыл, чтобы не нарушать документацию, по бумагам было зафиксировано четкое количество, ее отдали в школу.

Ох, и задала она в школе жару!

Проблем с ней было море: большущая, высоченная кобыла, без первичной заездки, прямо из табуна, свободолюбивая, сильная, да еще с таким дефектом. Она не подпускала к себе со слепого глаза, слыша какое-либо шевеление с той стороны, била без предупреждения. По работе была упряма, сильно таскала, технично высаживала зазевавшихся всадников. Обладала очень сильным, техничным прыжком и боевым духом, но большого упора на прыжки с ней никто не ставил, так как в те времена одноглазые лошади к стартам не допускались. Поэтому она выступала только дома и за пределы города не выезжала.

Годам к десяти она стала немного спокойнее. Ее считали незаменимой школьной лошадью для выполнения разрядов. Сейчас даже не вспомнить сколько народу выполнило на Боксировке свой первый в жизни третий разряд. Ее называли профессором. Я даже помню, что из школ других городов к нам на соревнования привозили спортсменов и подсаживали на Басю для выполнения разряда. Свой третий разряд я выполнила в первые же свои соревнования в 1996 году, мы заняли третье место, и это был самый легкий разряд в моей жизни. Всего остального я добивалась дольше, затрачивая больше сил, времени, терпения. Я благодарна Басе, она сделала из меня спортсмена, она научила меня прислушиваться к лошади в работе: внимательно относиться и обращать внимание на здоровье, на ее душевное состояние. Поначалу не давала мне спуску на маршруте, как только расслаблюсь или подзабуду маршрут, возьму не тот повод, все: закидка, да не одна. Учила меня четко знать маршрут и все подъезды, заставляла бороться в команде, а не полагаться на силу лошади. Бывало всякое: и злилась на нее, не понимала, даже отказывалась, но в итоге команда из нас получилась. Больших достижений у нас с ней не было, в 2000 году ей было уже 17 лет. Были и очень тяжелые травмы: полугодовые переломы, долгие периоды выздоровления, втягивание в прежнюю нагрузку. После этого мне говорили, что дай бег ей прыгать метр дома, ее надо отдать детям, но, несмотря на это, мы прыгали 130, стали двукратными чемпионами области.

С декабря 2001 года мы с ней переехали в Кунгурку, мои друзья выкупили ее из школы и подарили мне на день рождения. С этого момента начинается ее долгожданная заслуженная пенсия: сена вволю, прогулки, изредка верховые под детьми, летом целый день - поля, целый, конечно, громко сказано, она всегда возвращалась к обеду, никогда не пропускала кашу, ну а все остальные приходили вечером к ужину.

Бася щедро отблагодарила меня за все, она оставила после себя двух замечательных кобыл, двух настоящих буденовок. Это Бессарабия (2002 г.р.) и Небраска (2004 г.р.). Не стало ее 17 августа 2005 года в возрасте 22-х лет, «Кунгурка» с этого года на «Кубке конноспортивных клубов», посвященных памяти лошадей, вспоминает Боксировку и всех лошадей, которых уже с нами нет, и которые оставили след в наших сердцах.

Юлия Красулина